Воскресенье, 18.11.2018, 09:41
Приветствую Вас Гость | RSS
Главное меню

Категории раздела
Времена и люди [4]
Наблюдения [9]
Путешествия [1]
Радиосвязь [3]
Фотография [3]

Текущий опрос
Your favorite manufacturer?
Всего ответов: 30

Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Главная » 2016 » Июль » 25 » Мы не забыли, мы не простили...
14:36
Мы не забыли, мы не простили...

Приближается день снятия блокады моего родного Ленинграда.

Прошло уже невероятное количество лет с той поры, которую я не застал и которая, как я думал, растворилась в промозглом тумане петербургских вёсен и зим. Я так думал, я так чувствовал, но память о времени, которое как говорил поэт “умножает всё на ноль” упорно не желает покидать меня. Память и знания о том, что было и что отчаянно пытаются замолчать, исказить, исковеркать, отредактировать, переписать и поставить уродливую кляксу в форме гитлеровской свастики вместо многоточия истории.

Но мы помним.

Мы помним, как тете Зое оторвало ноги в подворотне дома на Охте, а её отцу, с которым они вместе шли за жалким кусочком блокадного хлеба вывернуло кишки на мостовую. Он умер сразу, тетя Зоя немного позже. Домой они больше никогда не вернулись.

Мы помним, как двоюродная сестра моей матери тетя Нина похоронила полугодовалого ребенка в сугробе возле дома потому что у нее не было сил идти до трупоприемника ленинградского кладбища. Ребенок умер от голода потому что тете Нине нечем было питаться и не было ничего, что могло бы спасти малыша.

Мы помним мужа тети Нины, который сошел с ума от голода, а потом скончался, уже не понимая, что с ним произошло.

Мы помним бабушку Марию Александровну, умершую от голода на Большой Московской и похороненной на Пискаревском кладбище. Так получилось, что ей некому было помочь и она тихо угасла. Одна. В большой вымершей коммуналке.

Мы помним моего дядю Славу, эвакуированного вместе с танковым училищем из Ленинграда, получившего взвод танков и погибшего вместе со всем взводом под Харьковом в февральском противостоянии с хорошо подготовленными немецкими частями. Он не вернулся в родной Ленинград хоть и мечтал об этом в своих фронтовых письмах.

Мы помним, что ленинградский дом, в котором мы жили потерял больше сотни своих жителей в первую же блокадную зиму. Мы знаем все их имена.

Мы помним разгромленный, сожжённый и разграбленный Петродворец, который спасал мой дед, обезвреживая сотни гитлеровских мин.

 

Помню, как в детстве я иногда гулял возле верхнего парка в Петергофе и смотрел на автобусы с подъезжающими иностранными туристами. Когда выходили немцы я думал о том, что возможно именно на руках этих людей кирпичная крошка взорванных дворцов и кровь моих родственников. В то время их возраст позволял так думать без временных искажений.

Я и сейчас не могу спокойно слышать немецкий язык. Не часто, но иногда мне думается, что рядом со мной идет внук того, кто шарахнул артиллерийским снарядом по моей семье.

Я не езжу в Германию и вряд ли поеду. Я объезжаю эту страну стороной. Мне неважно их покаяние и новый образ жизни. Для меня важно то, что мы не забыли и мы не простили.

Категория: Времена и люди | Просмотров: 257 | Добавил: vgaylun | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
Вход на сайт

Календарь
«  Июль 2016  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031

Поиск

Архив записей

Copyright Vyatcheslav Gaylun - Aviation & Life © 2018