Воскресенье, 18.11.2018, 09:21
Приветствую Вас Гость | RSS
Главное меню

Категории раздела
Времена и люди [4]
Наблюдения [9]
Путешествия [1]
Радиосвязь [3]
Фотография [3]

Текущий опрос
Your favorite manufacturer?
Всего ответов: 30

Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Главная » 2016 » Март » 11 » Буся
16:40
Буся

Однажды довелось мне работать в одной компании с высоким международным статусом. Моим шефом какое-то время был довольно интересный персонаж, которого в этом повествовании назовем, скажем, Буся.
 
Буся являл собой образчик взрослого и зрелого гражданина, отягощенного при этом набором всевозможных детских комплексов самым ярким из которых являлся комплекс отличника.
 
Буся был образован. У него за плечами присутствовал советский технический ВУЗ и какой-то там англо-саксонский MBA. Перед тем как придти к нам, Буся довольно долго проработал в одной из европейских компаний и этот псевдозарубежный опыт в сочетании с пресловутым западным образованием порождали в нем чувство превосходства над чернью, а также выдуманную необходимость вести себя как европейский гражданин. Как ведет себя среднестатистический европейский гражданин Буся в точности не знал, но фильмы кое-какие смотрел и в загранкомандировках бывал. Что же касается его предыдущего места работы, то мы бы о нем и думать не думали, но Буся к месту и ни к месту вставлял фразу “А вот у нас в компании Три-хаха” и мы понимали, что он покинул самое золотое место на Земле ровно для того чтобы осветить нас, заблудших овец, светом знаний западного культурно-технологического уклада и обучить тонким манерам просвещенного протестантизма. Кстати о тонких манерах. Буся любил носить обтёрханный, чёрный, погребальный костюм в сочетании с чёрными же кроссовками, что по всей видимости должно было обозначать концептуальное презрение высокоразвитого прозападного интеллигента к вычурным вкусам местных аборигенов.
 
Что же касается упомянутого комплекса отличника, то это был пожалуй самый тяжелый вирус, поразивший в своё время организм Буси и оказывавший пагубное влияние на весь окружавший его жизненный уклад.
 
Те, кто хотя бы краем глаза видел буквари по офисной психологии знакомы с этим чудесным синдромом. В общих чертах симптоматика такова. 
 
Обладатель сего титула непременный участник любого марафона, даже того, который его принципиально не касается. Будучи самостоятельно и по своей горячей инициативе вовлечённым в очередной кордебалет, отличник непременно стремится прийти первым. Подспудно чувствуя, что первым может стать кто-то еще, отличник страшно нервничает, впадая в эмоциональную неуравновешенность. А что? Вдруг он придет вторым и его не похвалят. Вдруг не найдётся ни одного человека, который сможет по достоинству оценить его рвение и старания. Чужие неудачи однако, радуют его сердце, заставляя думать, что так он становится чуть ближе к персональному успеху по сравнению с окружающими его недотёпами и неудачниками. Бесконечные духоподъемные рассказы о своем жизненном пути исполняемые в стиле театра одного актера, а также критика всех и вся, кроме особо приближенных клевретов, вполне дополняют общую картину.
 
Перечислять эти болезненные признаки можно довольно долго, остановимся на вышесказанных, добавив, что Буся обладал всем описанным комплектом и даже некоторыми расширениями этого психологического портрета.
 
К этим расширениям можно добавить страсть властвовать, а также маниакальное желание всё держать под контролем.
 
Если наполеоновское властолюбие в сочетании с небольшим ростом не вызывало у подчиненных особых эмоций, кроме разве что раздражения, то жажда осуществлять контроль надо всем что ни попадя, была несколько комична.
 
Дело в том, что на заре туманной юности Бусе довелось конструировать некие электронные базы данных и на этом скучном основании Буся считал себя непревзойдённым программистом. Более того, Буся искренне делил мир на две неравные касты – касту программистов и прочую челядь. В воображении Буси программисты были чем-то вроде атлантов, а челядь она и есть челядь. Так вот, по мнению Буси, настоящий программист должен всё и всегда держать под неусыпным контролем. Всё это значит всё, а не только программы. Как то раз Буся принялся излагать длинную теорию, которая описывала почему он ездит на автомобиле с механической коробкой передач. Суть теории заключалась в том, что в этом случае он явно контролирует каждую шестеренку трансмиссии, а также любое дуновение в двигателе, а у настоящего программиста контроль в крови, а не то, что у всяких, которые используют автоматику.
 
Правда через какое-то время выяснилось, что Буся всё-таки приобрел машину с коробкой-автоматом и вроде бы контрольная теория дала трещину, но Буся был не таков чтобы его можно было взять голыми руками на фук. Он тут же принялся увлеченно живописать, что и здесь всё под контролем поскольку он частенько использует ручной режим коробки и даже научился плавно тормозить двигателем.
 
Признать простой факт, что у него стало больше денег и он купил более совершенный агрегат Буся не мог по определению поэтому он продолжал накручивать поправки к своей теории, которую впрочем никто всерьёз не воспринимал.
 
Живописать Бусю можно бесконечно, но я остановлюсь на одном эпизоде соучастником которого мне довелось оказаться. Этим эпизодом являлась совместная командировка меня и Буси в Швецию.
 
Всё началось банально и просто. Рано утром мы с Бусей встретились в Шереметьево в ожидании рейса на Стокгольм. Встретились это громко сказано. Буся приехал несколько раньше и с деловым видом уткнулся в свой ноутбук, всей своей внешностью демонстрируя, что занят важными бизнес делами спозаранку, принося акционерам дополнительные доллары прибыли. Завидев меня Буся царственно кивнул и снова уткнулся в персональное орудие производства современного менеджера. Мне же было дико скучно и как-то голодно. Оставив Бусю в плену большого бизнеса я направился в кафешку, выпил чаю и подкрепился свежей, горячей булочкой. Затем, пошатавшись по терминалу, я двинулся на посадку. Рядом материализовался Буся.
 
Конечный пункт нашей командировки находился на приличном удалении от Стокгольма куда можно было уехать непосредственно из аэропорта, минуя столицу Швеции. Однако до этого момента я в Стокгольме ни разу не был и мне хотелось его осмотреть, благо рейс был ранний и впереди был целый свободный день. Буся же напротив, бывал в Стокгольме многократно и я, по своей наивности, предположил, что заполучил полезного советчика и гида. О том, что я приобрел головную боль в сочетании с гвоздем в ботинке я пока еще не догадывался.
 
Купив билеты, мы погрузились в скоростную электричку и вскоре вышли на привокзальную площадь славного города Стокгольма. Экскурсия началась.
 
Вытащив фотокамеру я завертел головой в поисках достопримечательностей заодно спросив у Буси, мол куда следует направиться, дабы в короткий срок насладиться всеми красотами столицы шведского королевства. Буся сотворил кислую физиономию и ответил, что иди куда сам знаешь, здесь везде хорошо. Этот ответ несколько поколебал мою уверенность в том, что у меня есть гид и я потопал в направлении наибольшего пешеходного потока.
 
Пересказывать унылое кружение по Стокгольму в сопровождении такого чемодана без ручки как Буся особого смысла не имеет, но вот на обеденном мероприятии я всё же остановлюсь.
 
Как я уже говорил, вылетели мы рано и аэрофлотовский полетный завтрак успел полностью метаболизироваться в организме. После трехчасовой пешей прогулки на свежем воздухе мозг и желудок нагло потребовали подкрепления. Я немедленно известил Бусю о непреодолимом желании пообедать на что Буся важно изрек следующую фразу: - “В Швеции надо есть только шведскую еду!” и победно сверкнул в меня очками. Ого, подумалось мне! Сейчас мне наконец-то покажут истинную сущность шведской пищевой ментальности и я не только пообедаю, но и проникнусь тонкой гастрономической моделью скандинавского государства.
 
Я уставился на Бусю, ожидая что мне укажут путь к ресторану истинной шведской кухни, но не тут то было. Бусин огонёк гида-любителя угас не успев вспыхнуть. На мой вопрос, что куда дескать следует идти за этой самой шведской пищей, Буся равнодушно изрек что-то вроде того, что иди куда глаза глядят, здесь везде Швеция. Тьфу, пропасть!
 
Походив еще с полчаса по узким улицам я ткнул пальцем в первый попавшийся ресторан, Буся пожал плечами и мы наконец-то попали в местную едальню. К этому времени я уже изрядно утомился, был чертовски голоден и испытывал категорическое безразличие к национальной принадлежности еды.
 
Ресторан, в который нам довелось зайти, являл собой унылое заведение весьма средней руки, которое содержали какие-то выходцы из арабских пампасов коих в Стокгольме как чертополоха на помойке. Меню представляло собой набор самых обычных среднемировых блюд, которые можно обнаружить в любой забегаловке от Австралии до Коста-Рики. Я выбрал более или менее безопасные жареную картошку с говядиной и бокал пива. Швецией от этого чудного набора и не пахло. Буся выбрал нечто похожее и мы стали дожидаться подачи обеда на стол. Помолчав некоторое время Буся неожиданно предложил: - “Давай платить за еду по очереди. Сейчас оплачу я, а потом ты.” Я вяло согласился и Буся радостно похлопал глазами. Его расчёт удался!
 
Тут следует совершить небольшое отступление и прокомментировать то, чему же так возрадовался Буся. Существует два определения, два, скажем так, племени. Нищеброды и крохоборы.
 
Нищеброды - сообщество бедное, но гордое. Его жителям не хватает денег на пафосные телефоны, дорогие машины, модные украшения. Они стараются жить по средствам ну или, по крайней мере, стремятся к этому. В большей своей части нищеброды много и усердно работают и вот когда им удается приподняться над нищебродским статусом, они позволяют себе то, что не могли позволить раньше. Они не стремятся унизить тех кто еще не перешел на следующую социальную ступень, но при этом они по настоящему ценят овеществленные результаты своих усилий не пытаясь скупать на грош пригоршню дырявых пятаков.
 
Совсем другое дело крохоборы. К бедности, а уж тем более к нищете эта публика не имеет никакого отношения. Если нищеброд это состояние кошелька, то крохобор это состояние души. У крохобора может быть сколько угодно денег, но он будет подыхать от жадности, выискивая на прилавке самую дешевую вещицу или, не покупая её вовсе, почувствует себя счастливым от сохранности нерастраченных средств. Нищеброд не изобретает философию нищенства, не подводит мировоззренческую базу под свое небогатое существование, а крохобор сочиняет идеологию с вожделением, поскольку понимает, что обычная скаредность вряд ли послужит ему аргументированным оправданием. Несмотря на выдуманные им высокопарные тезисы, крохобор не брезгует такими мелочами как, скажем, не доплатить по счёту или же урвать какую-нибудь халяву хотя бы и на полкопейки. Ну и ко всему прочему крохобор не осознает, что его презирают. Он сам презирает всех кто, с его точки зрения, бездумно тратит деньги.
 
Ну так вот. Буся был банальным крохобором. Банальным в том смысле, что ещё не возвысился до штопки драных носков, но уже был на пути к совершенству. В качестве примера приведу случай, который я назвал “битва за батарейку”. Дело было так. Как то раз Бусе понадобилось купить батарейку для кварцевых часов. Он двинулся в ближайший торговый центр откуда вернулся в ошеломлённом настроении и полном расстройстве нежных чувств. Проклятые торгаши требовали за несчастную батарейку аж целых пятьсот полновесных российских рублей! Пятьсот! То, что это батарейка была довольно хорошего качества и могла двигать стрелки в часах как минимум три года, Бусе в голову не приходило. В его извилинах засело слово “пятьсот”.
 
Это был вызов! Это была задача, которую срочно требовалось решить, а Буся любил бороться с трудностями как никто другой. Погрузившись во всемирную паутину Буся без особых физических усилий нашел магазин, который торговал по его же словам точно такими же батарейками, но по двадцать девять рублей! Представьте себе когнитивный шторм в Бусиной голове – пятьсот и двадцать девять! За одно и тоже! Да на пятьсот рублей можно было купить почти мешок таких же батареек и наслаждаться перезарядкой часов, как минимум, пятилетку. Сказано- сделано. Буся заказал несколько батареек и, страшно сказать, курьера, который опять же из соображений бережливости привез батарейки не в офис, а к выходу из метро за каких-то сто рублей. Буся мог сэкономить и этот стольник, но сработала лень и общая цена сделки выросла до двухсот целковых. В любом случае Буся был горд. Он одновременно решил несколько задач. Купил нужную батарейку, купил запасные батарейки, снизил стоимость покупки в два с лишним раза, наказал алчных продавцов, поддержал производителей китайской дряни и заодно прогулялся до метро.
 
Возвращаясь к сцене в задрипанной харчевне скажу, что расчет Буси строился на том, что поскольку мы пообедали совсем за небольшие деньги, а в следующий раз платить должен был я, то его персональные расходы уместятся в очень скромные пределы. Так оно собственно потом и получилось, но я презрел любые ограничения и кормил себя любимого от души, невзирая на довесок в виде Буси.
 
Из ресторана мы пошли обратно на вокзал дабы уехать в провинциальный шведский городок где нас ждала гостиница, душ и крепкий сон. На вокзале Буся не преминул продемонстрировать свои контролирующие наклонности. Нам предстояло взять билеты на электричку в обычном автомате. Сложность задачи примерно соответствовал умственному развитию выпускника средней школы для конченных идиотов, но Буся не мог упустить возможность держать всё под контролем. Он метался между двумя автоматами проверяя правильно ли я выбрал направление электрички, ввел ли я пин-код моей карточки и не забыл ли чек, который был необходим для командировочного отчета. В этот момент Буся чуть было не погиб, поскольку мое терпение закончилось и я вознамерился убить его ударами фотоаппарата по лысой черепной коробке. Видимо он что-то такое почувствовал и опасливо отодвинулся в сторону.
 
Несколько дней командировки пролетели практически мгновенно и мы засобирались в обратный путь. В день перед отъездом в голове Буси щелкнули какие-то выключатели и он вновь забеспокоился о том, что всё ли взято под контроль и точно ли мы улетим куда и когда положено.
 
Началось с того, что он начал выяснять где и как можно купить билеты на автобус до аэропорта. Купить их можно было непосредственно перед отправлением, но Буся подумал, что билетов на всех не хватит и их надо приобрести вечером. По предыдущей поездке я знал где находится нужная касса и мы уныло поплелись покупать билеты заранее. Купив билеты, Буся изучил расписание и изрек, что отправляться надо пораньше дабы не пропустить свой рейс. В представлении Буси словом “пораньше” называлось прибытие в аэропорт примерно за два часа до начала регистрации. Сил спорить с Бусей у меня категорически не было и я устало согласился с предстоящим ранним подъемом и гарантированным прибытием к самолету, который к тому времени всё еще будет в Москве.
 
Следующим утром, ни свет ни заря, мы загрузились в шведский автобус и бодро помчали в аэропорт. Я было расслабился, подумав, что мои мучения закончены, но не тут то было. Бусин фейерверк еще не отработал весь положенный заряд.
 
Приехав в аэропорт мы начали уныло расхаживать туда и обратно поскольку до регистрации оставалась чёртова уйма бесполезного времени. Я уж и не помню, чем мне удалось занять себя в этот бессмысленный промежуток времени, но в конечном итоге зажглось табло с объявлением о начале регистрации на московский рейс и мы с Бусей заняли место в самом начале очереди. Перед нами стояли всего лишь один или два пассажира. Казалось бы ничего не предвещало катаклизма, но в этот самый момент у шведов что-то произошло с компьютерами на стойках регистрации. То ли программа подвисла, то ли не загружалась база данных, то ли еще что. Реакция Буси превзошла все мои самые смелые ожидания. Буся запричитал как дьяк у алтаря и начал нервно дёргаться, подозрительно рассматривая очередь из пассажиров.
 
“Всё, всё пропало”: - бормотал Буся-: “Эти чёртовы шведы ничего не умеют делать нормально. Они никогда не смогут починить эти дурацкие компьютеры. Нам гарантирован полный хаос и задержка рейса”. Буся бубнил как полоумная баба чем немало меня смутил поскольку я совершенно не понимал, как утешить его в такой эпически турбулентной ситуации.
 
Надо сказать, что стоек регистрации на рейс было две, но мы с Бусей стояли в очередь к одной из них, что было вполне логично ровно до того момента пока не зависли компьютеры. После наступления инцидента изворотливый Бусин мозг выдал команду оккупировать две стойки и Буся нимало не смущаясь запрыгнул в соседнюю очередь сделав вид, что он стоит в ней как минимум часа три. Я отвернулся, изобразив, что мы с Бусей совершенно не знакомы. Логика Бусиного прыжка заключалась в том, что если компьютер заработает только в одном окне, то мы так или иначе, хоть с боями хоть без них, но пробьёмся в вожделенный самолёт.
 
Минут через десять регистрационная система заработала и Буся умудрился удивить меня еще раз, лихо запрыгнув в очередь передо мной, не забыв при этом оттолкнуть моё бренное тело на второй план. Я выругался, но отодвинулся. Через некоторое время сияющий Буся получил свежий посадочный талон и торжественно понёс своё тело в сторону пункта проверки пассажиров перед заходом в зал ожидания. Я хмуро плёлся сзади.
 
Замечу, что проверка пассажиров и их ручной клади в стокгольмском аэропорту носит достаточно спокойный характер. Шведские секьюрити не делают зверские лица, не заставляют вставать на уши и признаваться в страшных семейных грехах до седьмого колена. Всё быстро, деловито и мирно. Отвлёкшись буквально на несколько секунд, а затем повернувшись к пункту проверки пассажиров я увидел диковинную картину. Буся разобрал свои нехитрые вещички буквально до зубной щетки и разложил их на ленте рентген-машины. Более того он успел раздеться чуть ли не до трусов, демонстрируя всему миру, что он не террорист и не наркодилер и открыт ко всем возможным проверкам включая контроль на детекторе лжи. При этом он открыто и глуповато улыбался местному секьюрити. Контролер смотрел на Бусю оловянными глазами не проявляя ни малейшего интереса ни к его ноутбуку ни к носкам ни даже к зубной щётке. Мощный Бусин позыв к европейской открытости и толерантности с грохотом улетел в урну шведской безмятежности.
 
Пройдя контроль мы оказались в дьюти-фри где мне наконец-то удалось оторваться от Буси, затерявшись между полками с алкоголем и губной помадой. Украдкой выглянув в огромный коридор и не обнаружив Буси я уединился в пивном баре и тихо попил пива умиротворенно разглядывая лётное поле и отдыхая от неуёмной энергии Буси.
Категория: Наблюдения | Просмотров: 390 | Добавил: vgaylun | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Вход на сайт

Календарь
«  Март 2016  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031

Поиск

Архив записей

Copyright Vyatcheslav Gaylun - Aviation & Life © 2018